ЯРКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ ДЕТСТВА


Яркие воспоминания детства
Мой талисман -платок павлопосадский
Гордость России
Его Величество Платок
Павлопосадский платок- родной оберег

Авторская статья Krissa
Авторская статья Danuta
Авторская статья Светлана
Авторская статья Biruta
Авторская работа Krissa


павловопосадские платки, павлопосадские платки.

Детские воспоминания.… Кажется, они существуют вне нас, живут своей, особой жизнью. Со временем отходят подальше, маскируются среди старых вещей, прячутся в самые дальние уголки памяти, чтобы однажды, зацепившись за что-то извне, вспыхнуть ярко, озарить события давно минувших дней, выхватить из прошлого образы, уже ушедшие от нас… «Тик-так… тик-так…» - бережно, чтобы не расплескать, старые мамины ходики качают время, и оно течёт ровно, как десять, и двадцать, и тридцать лет назад. Сколько раз я возвращалась сюда – с поражениями или победами – а они всё поют спокойно-утвердительно свою размеренную песню: «Тик-так.…Тик-так…»… Тени на свежевыбеленной стене рисуют воспоминания, потом они исчезают, чтобы в очередное возвращение появиться и опять вернуть меня туда, в загадочный мир детства…
… - Папа приехал! – и мы с братом кубарем летим с подоконника на кухне, собирая за собой гармошки из самотканых половичков, в комнату, где уже накрыт стол.

Наши гости уже пришли – это мамины и папины друзья. Каждый праздник они встречают вот так, все вместе, а сегодня – всем праздникам праздник! Сегодня - мамин юбилей. На комоде горделиво стоят нарисованные и подаренные нами открытки, гости принесли что-то, завёрнутое в блестящую бумагу, и нам не терпится посмотреть - что же там? До этой минуты все ждали только папу – ему пришлось выехать на срочную операцию, и мы очень волновались, хорошо ли он доберётся назад и успеет ли на праздник.
Но вот, наконец, распахивается входная дверь – и в клубах холодного пара появляется папа. Пахнущий сибирским морозом и больницей, он вносит в дом полное ощущение праздника – вот мы опять все вместе! Мама суетливо гремит посудой и приглашает гостей к столу, на угощение – с пылу, с жару! Папа сбрасывает полушубок в прихожей и входит в комнату. В руках у него мы видим свёрток, перевязанный красной ленточкой.
- Мать… - папа смущается, теребит ленточку, и мы с братом, желая его подбодрить, жмёмся к нему. Как мы любим такие трогательные моменты! Мама стоит у стола, её плечи вздрогнули, и слёзы вот-вот готовы брызнуть из глаз! Наши родители очень внимательны друг к другу и сдержанны, но какая глубина была в этой сдержанности! Мы с братом ощущали, что она до краев наполнена нежностью, верностью и любовью… А сейчас наш, обычно молчаливый, папа, смущаясь и краснея, хочет сказать что-то очень хорошее, но не находит нужных слов - они меркнут, потому что не в силах передать оттенки его чувств.
- Мать… Ты у нас одна… Это – тебе! – падает на пол ленточка, следом за ней – бумага, и на волю вырывается настоящее пламя
павлопосадского платка! Тонкая расписная ткань, ещё хранящая морозный дух, в руках у папы переливается, играет всеми красками, стекает на пол длинной шёлковой бахромой. Зачарованные таким великолепием, мы с братом замираем в восхищении. Тихое «Ах-х!», произнесённое гостями, наполняет комнату бликами и, пробежав ветерком, мотыльком мечется в люстре, тихонько звеня стекляшками… Мама – она не может взять подарок, потому что руки её закрывают глаза, а подбородок предательски дрожит. Папа неумело накидывает павло-посадское чудо на мамины плечи. Невозможно отвести взгляд от платка – он словно завораживает, манит, рассказывает…
- Ну, будет.… Хватит плакать-то! Или не нравится? – папин голос тоже выдает его волнение. Мама, уже улыбаясь, отнимает руки от заблестевших глаз, щёки её пылают. Она мягко поправляет павлопосадский платок и, прильнув к папе, целует его в обе щеки:
- Спасибо, Толя! И сразу все заговорили, задвигались, зазвенели посудой, весело смеясь. Мама не снимает павлопосадский платок с плеч. Она похожа на сказочную Жар-птицу с волшебно-ярким опереньем и спускающимися по бокам крыльями. Мы с братом, восхищённые, сидим рядышком, перебираем шёлковые нити бахромы, пальчиками водим по платку, по чудесным алым цветам и многочисленным завитушкам на полотне. Платок дарит столько энергии и тепла, что комната сияет, переливаясь всеми цветами радуги, и всем очень жарко от этого фонтана пламени. В этот зимний тёмный вечер платок был солнцем, вдруг заглянувшим на праздник, да так и оставшимся с нами. Как же он был дорог, этот папин подарок! Мама бережно складывала его, уголок к уголку, и хранила в шкафу, завёрнутым в полотняную салфетку. А когда наступал особенный день – раскрывала дверцу шкафа, брала в руки свёрток, отворачивала уголок – и вновь на свет вырывалось весёлое и гордое пламя павло-посадского платка, торжествуя и заполняя сиянием всё пространство!
«Тик-так… Тик-так…» - ходики не идут на компромисс и не останавливают чудесные мгновения. Мы с братом вновь в родительском доме – уже повзрослевшие, со своими семьями. Мама у окна, на плечах – платок. Точно так же, как тогда. Этот же дом, эти же люди, эти ходики… На комоде – папин портрет с чёрной ленточкой, восковая свечка в стакане с пшеницей и рюмка с водкой, накрытая кусочком ржаного хлеба. Мама, маленькая и сгорбленная от горя, уже не плачет, но гладит, гладит на своих плечах павлопосадский платок. Перебирает губами, разговаривая с папой… Платок как будто даёт ей сил держаться, она обнимает его на своих плечах, кутается, пытаясь спрятаться в него, уйти в воспоминания – туда, где папа жив…
Павлопосадский латок – свидетель всех событий, счастливых и печальных. Он стал центром нашей вселенной, он стал миром, где царят тепло и уют. Этот платок – сам по себе яркий акцент моды, которая была и будет всегда. Это – время, в унисон ходикам замершее на какой-то особо пронзительной ноте. Когда-то подаренный папой, он стал символом семьи, той отправной точкой, от которой начинают мерять свой путь; той самой точкой, от которой уходят, но обязательно к ней возвращаются в поисках истины. Павло-посадский платок проводил папу в последний путь - и встретил в свои объятия маленьких внуков.
С тиканьем ходиков течёт, меняется жизнь. В мир приходят новые люди, в родительском доме меняются вещи. По соседству вырос добротный дом брата – он остался с семьёй в деревне. У маминой калитки кружевами разрослась рябина, посаженная нами в день папиных похорон. Я уезжаю в город, чтобы продолжать работу и учить детей. Новые заботы накрывают нас с головой и вращают по спирали времени…
… Мы с детьми сбегаем из города на нашей старенькой машине каждый раз на рассвете, пока свободна дорога, чтобы успеть к маминым горячим пирожкам из русской печки. И, выныривая по ухабистой дороге из-за рощицы, мы всегда видим первым наш дом на пригорке, узоры рябины возле него – знакомые до боли! Белые или красные, обрамлённые завитушками зелёных листьев, повторяя узоры родного павлопосадского платка, они качаются на ветру, как будто приветствуют и зовут нас. Эти узоры неизменны в своём великолепии, их краски из года в год остаются такими же сочными и яркими, как воспоминания детства. Ещё издалека мы видим маму, вышедшую к калитке нас встречать. Как всегда, она обнимает на своих плечах павло-посадский платок.

Конкурсная статья Автор Krissa




Форум Косынок.НЕТ



Косынок.НЕТ  on-line магазин по продаже шалей, палантинов, кашне, шелковых платков и постельного белья. Гипоаллергенные подушки и одеяла.